Tags: Грудинин

Мяч

Олег Грудинин "Обыкновенное мужество" (1967)



Обыкновенное мужество


Уважаемый читатель!
Перед тем как отдать на твой суд две повести, объединенные названием «Обыкновенное мужество», я хочу сказать, что события, положенные в основу этих повестей, не выдуманы, а лишь перемещены мной, если можно так сказать, во времени и пространстве. Изменил я и имена героев — участников описываемых событий.
Почему?
Потому, что правда факта, пройдя сквозь призму сознания человека, взявшегося рассказать об этом факте, приобретает свою неповторимую окраску. Тогда повествование уже становится частицей мироощущения и мировоззрения автора-повествователя; оценка факта — субъективной оценкой. Так рождается не точная фотография жизненного факта, а рассказ или повесть.
В данном случае повести. Ну, а все остальное рассказано в самих повестях.
Автор


«Молодая гвардия» (серия «Твои ровесники»), 1967 год.
Повести: «Если в крепости враг…», «Опасность всегда неожиданна».

Вот какое письмо я получил: «Молодые ребята, не осквирните Божьего места часовни и где церковь. Игры да беготня в тоим месте — это грех, а то может быть худо. Берите себе другое место там и строите чаво надо, а там не троньте и не ходите туда, а то Божий гнев покараит вас. Тот, кто вас жалеит».

Под остатком трехметровой церковной стены ребята остановились. Сережа, прячась от ветра, принялся закуривать: низко пригнул голову, чиркнул спичкой... И вдруг стена медленно качнулась и начала валиться на стоящих перед ней ребят.

В два прыжка Забелин очутился возле ларя. На дне его лежало странное подобие человека. Полуистлевшая мягкая шляпа, черные лохмотья пальто... Сержант осторожно пошевелил лохмотья и брезгливо приподнял шляпу двумя пальцами.
— Это не человек, — сказал глухо Забелин. — Это скелет. Вот череп. Мы, кажется, попали в камеру пыток.
Скелет человека в пальто и шляпе был прикован ко дну ларя стальным опояском. Видимо, он так и умер на коленях, не имея возможности ни выпрямить ноги, ни переменить положение.


После того как с огромным трудом освободили проход в подвальное помещение часовни, собака повела себя странно. Вбежав в выложенное кирпичом подземелье, она стала яростно кидаться на стены, бегать, рычать и, наконец, заскулив, села.

Перед глазами комсомольцев предстало удивительное зрелище: в глубокой обширной нише лежали сокровища. Переливчатым, неверным светом горели бриллианты, рубины, изумруды, топазы. Причудливые кубки и ожерелья, золотые массивные кресты, связки перстней и обручальных колец. Сотни желтых, зеленых, синих лучей брызнули из ниши. В мрачном подземелье, словно живые, затрепетали, зашевелились, заиграли многоцветные блики. Это было фантастическое зрелище.

Старик поставил перед собой на крышку люка маленький керосиновый фонарик, подтянулся на руках и встал коленями на пол. Рот его растянулся в довольной усмешке.
— Не нашли! Ушли... Где им найти? Я и то полвека потратил...
Он встал, подошел к скелету бывшего узника, укоризненно погрозил ему пальцем.
— Не хотел мне сказать? Вот и проиграл. А я найду... Найду... Время-то еще есть. Ты сгнил, а я буду жить! Построю заводы, куплю наслаждения, куплю молодость... Не отдам! — закричал он вдруг визгливым фальцетом. — Не отдам! Все уничтожу! Все! Тут умные люди думали! Не им чета! На воздух! Всех на воздух!



Обыкновенное мужество (fb2)